Записки с Воли
Еще отзыв...
Я делюсь ими, я обращаю эти отзывы к вам, к размышляющим перед началом новой группы.
К вам, мои успешные и неудачливые клиенты!
Эти отзывы всегда честные, потому, что нет у них причин быть другими.
Они всегда очень щемяще-болючие, потому, что я, как никто другой , хорошо знаю, о чем в них говорится.
Они всегда праздничные, потому, что это весточка уже с той стороны этого бесконечного высокого забора.
Это записки с Воли!
Я горжусь этими записками больше, чем тысячами поздравлений с др. или с Новым Годом, хотя и их ценю очень.
Этих отзывов уже немало.
Каждый - жемчужина.
Они, мой бонус.
Они всегда нежданные.
Они - мой маленький шанс убедится, увидеть воочию, что мой путь не абстрактно, а очень конкретно имеет смысл.
Они лишь подтверждают мой любимый слоган.
Больно. Дорого. Без гарантий!
Но - это шанс.

ОТЗЫВ.

"...Близко уже чувствую конец того, что началось много лет назад, и все еще свершение этого. Поэтому и пишется мой отзыв сейчас, потому что по-настоящему понять, кем я была раньше, можно только окончательно перестав быть такой собой, а отзыв можно написать только еще пока я здесь. Мне сложно писать, я долго думала, как облечь его в такую форму, необычную, далекую от восхвалений Саше или себе за пройденный путь, а как найти такой способ, чтобы показать, что случилось со мной в тексте. Не рассказать, а показать. Бог видит, я не настолько пока еще обладаю этим творческим талантом, а значит попробую как есть.
Состояние, в котором Саша нашел меня (точнее, я нашла Сашу) можно попробовать описать такими картинками. Я в паутине, в подвале, без окон. Точнее, окна покрыты настолько толстым слоем паутины, что их нет. И мое горло схвачено паутиной так, что при каждом вздохе оно еще больше зарастает ей (дифтерия, есть еще такая болезнь). Или глаза мои покрыты белой слепотой, а я все режу по ней бритвой, и как будто бы иногда достигаю дна, то есть себя, то есть того, что за ней, но оно моментально зарастает обратно, причем с утроенной силой. И бесконечный путь, в котором нет конца, а каждое действие чем дальше, тем больше, становится болезненной пыткой. Вроде получить удовольствие от секса или поесть. Само собой очевидно, что учеба и общение существуют на каком-то внешнем слое, но в последнее к тому время любое действие стоило мне колоссальных усилий, так что и думать о делании отнимало слишком много сил. Это, очевидно, можно обозначить стандартной маркой «депрессия». Но немного отличало ее, мою, (как мне кажется) от стандартного варианта, что началась она примерно пятнадцать (из моих 21го) лет назад, и мне сложно отделить это состояние от «нормальной» жизни.
Я прошла два марафона, почти одновременно. Один сразу после моего дня рождения, в начале мая, другой в конце июля. На первый марафон я шла в крайней степени отчаяния, можно сказать ползла. На первом же марафоне все было болезненно сложно. Не понятно, что делать. И отчаяние, что не пойму никогда. Собственно, это и было результатом первого марафона. Что если раньше я закрывала глаза на боль, то теперь она стала явной, а выхода я так и не нашла, и жить стало настолько сложнее, так что я благодарю бога за врожденную нерешительность и привычку обдумывать каждое решение многократно — думаю, в этот раз, это действительно оказало мне огромную услугу, то есть, я помнила (именно, что помнила), что я не буду с собой ничего делать. Еще одним важным фактом здесь, конечно, является та странная связь, которая появилась у меня с Сашей. Нужно оговориться, что на первый марафон (как и на второй) я попала бесплатно (с условием помощи с сайтом потом), первому же послужила причиной моя чудесная подруга, которую Саша очень любит, и которой я обязана тем, что могла с ним связаться. Но все равно, несмотря на знакомство, меня не покидало ощущение того, что есть кто-то на этой земле, кто действительно может мне помочь, кто слушает и слышит меня впервые, а значит, не все еще потеряно. Кстати, когда Саша написал мне прийти на марафон (что первый, что второй раз) я плакала от всего сердца, что кто-то почему-то слышит меня, и почему-то не отворачивается, и эта протянутая рука..
На второй марафон было идти сложнее. Чувство того, что это шанс, которого может никогда не случится вновь, было основным. После нескольких месяцев пришлось расковыривать начавшую зарастать рану, но на втором марафоне случилось чудо. Это тоже можно описать картинкой — в одну ночь (вторую) мне приснилось, что среди мутной пелены перед моими глазами открылось маленькое отверстие, в которое видно море. Иногда мне казалось, что я могу чувствовать его запах и слышать звук. Или в один из первых дней после, когда мне казалось, что я была близка с моим другом, я была в ужасе от чувства, что стальной каркас на моей груди постепенно трещит и что-то светлое его пробивает. Немного, чуть-чуть. И все же. Воздух, колебание, выход из, выход к. Стоит ли говорить, что мое чувство совершенство не покидает меня, и мне кажется, что и после второго марафона я только подошла к самому главному, а дальше я не знаю, что? И все же, то есть самое главное, что во мраке моего сознания появился воздух, то есть я могу вдыхать.
Мне больно от моего сопротивления. Мне страшно, что я не знаю, куда идти, потому что я получаю много и когда следую за той собой, которой я была в марафоне, старательной девочкой, желающей выполнить задание на отлично, позади которой такое сильное отчаяние и такая ясная смерть, что невозможно не стараться на 100 процентов. Получаю я много и от обратного, от нивелирования моего желания слишком сильно предать значимость моим действиям.. Страшно мне, непонятно мне, но я сижу и понимаю, что чудо произошло, и я могу пробовать жить. Невероятно сложно мне было (и есть) после, это можно сравнить с человеком, который вышел из комы, которому нужно учиться заново говорить, есть, ходить, не говоря уже о том, чтобы общаться и любить. Мир новый, мир такой, который я никогда не знала, который (возможно) был со мной в далеком детстве, и который я могу только умозрительно выстраивать, надеясь, что он вырастет потом в реальность. Иногда меня пробирает холодный ужас оттого, что было со мной. Я была фактически мертва, я молилась, чтобы случилось чудо, и оно случилось (именно чудо, как я попала на марафон и чудо, которое произошло со мной). Остается молиться, чтобы мое сопротивление не умолило то, что я могу взять, чтобы борьба двух частей во мне стала единой силой, чтобы я смогла пройти этап боли и окончательно войти в море..."






Александр Ройтман - клинический психолог, сертифицированный супервизор Российской Психотерапевтической Ассоциации (2005-2016). Автор и ведущий «Марафона Ройтмана» с 1993 года. Автор и преподаватель метода ведения группового тренинга. Создатель практического семинара «Алгоритм Ройтмана». Женат, 5 детей.

18-21 октября - Марафон Ройтмана в Вильнюсе, 31 октября - Встреча с Ройтманом в Киеве, 1-4 ноября - Марафон Ройтмана в Киеве. Полное расписание.
Made on
Tilda