Зачем я пришел сюда?

Обычно на группе третий день становится ключевым...

С одной стороны, к этому моменту уже конкретны и ощутимы пройденный путь, и накопленный групповой опыт.
Уже набраны навыки...
Уже проговорены табу.
Обсуждены страхи.
Актуализированы переживания... Позволены слезы.

С другой стороны, еще есть день для какого-то магического события, которому нет имени в сегодняшнем моём языке...
И есть что-то, чему полагается сегодня произойти...
Что-то типа границы... водораздела....
Что-то, что открывает язык завтрашнему чуду.
То, что сделает линейным, простым и не магичным, не волшебным завтрашнее событие...

Это некий промежуточный итог.
Это вербализация ответа на достаточно очевидный и простой вопрос:
"Зачем я пришел СЮДА?",
"Зачем я пришел СЮДА на самом деле?", "Все-таки, ну совсем по большому счету, ЗА ЧЕМ Я СЮДА ПРИШЕЛ?"

Так странно, но никогда, ну или почти никогда, люди не приходят на группу с готовым доступом к этому месту.
Бывает, что так и не поднимаются до этого вопроса до конца группы...
Бывает, нащупывают его в последние минуты группы...
Бывает, месяцами после группы охотятся во сне и наяву за этим зыбким смыслом.

Почему же так важен этот Смысл, этот Вопрос, это Место отсчета для меня?
Так важен, что я иду на группу, денег несу, из Берлина еду в Москву...

И почему тот формальный, фасадный запрос, с которым я прихожу в первый день группы имеет весьма мало общего с этим горьким, тяжелым и трудным
"А на самом деле зачем я СЮДА пришел?".

Ну и еще одна мысль...
Как вы думаете, те исключения, когда люди приходят на группу с этим готовым вопросом, что делает эти исключения? Что валит их на пол в первые же минуты группы, что заставляет этих людей выть и кататься по полу? Что поднимает группу за 40 минут на самую высоту групповой динамики на высоту зрелости?

Ответ прост.
Эти люди находятся в очень остром переживании травмы.
Это обычно совсем свежая потеря.
Потеря ушедшего близкого, очень дорогого человека.
Уход или смерть.

На эту грань их и группу ставит контакт с болью, с безысходностью, с бездной. Потому что это место, где дальше нет сил врать...

Место, где можно воочию выбрать опять начать жить...
Или не выбрать.
...

Так зачем же я сегодня пришел СЮДА?
Александр Ройтман - клинический психолог и психотерапевт, сертифицированный супервизор Российской Психотерапевтической Ассоциации (РПА). Основатель и руководитель Института Ройтмана: Психология и Коучинг (Израиль — Россия). Автор и ведущий «Марафона Ройтмана» с 1983 года. Автор и преподаватель метода ведения группового тренинга. Создатель практического семинара «Алгоритм Ройтмана». Женат, 5 детей.

12-15 октября Марафон Ройтмана в Санкт-Петербурге, 19-22 октября - в Москве, 26-29 октября - в Алматы, 16-19 ноября - в Калининграде.

Марафон Ройтмана - уникальный психологический тренинг, разработанный Александром Ройтманом. Он проводится уже более 20 лет, его прошли тысячи людей в России, Израиле, Украине, США, Канаде. Классическая динамическая группа, сочетающая в себе элементы передовых и опробованных временем психологических техник. Используются такие подходы как динамическая, провокативная психотерапия, гештальт, элементы психодрамы.
Made on
Tilda