Отзывы

Юлия Каверина: "Я открыла новые смыслы, выпустила крылья"


Текст очень честный. Снова Отзыв!

Я всегда отзывы ставлю только копипастом. Не правлю принципиально даже пунктуацию. Этот очень заряженный. Мне всегда интересно, а каким бы он стал после двух - трех лет дистанции.

Группа - это путешествие с не очень определенной целью часто. Это скорее про выскочить из пространства невыносимости. Не всегда конечно, но часто.

Время подводить итоги приходит через год-два.

Конечно я стараюсь помогать сделать поправку на экологию. Но тут не очень много прав мне дается тоже. Правду всю узнаешь часто только когда проходят годы...

Но я в мире с этим тоже.

Я не Б-г.

Достаточно с меня стараться быть честным со своей системой координат. Остальное ваша работа!


Все трюки выполнены без каскадеров.

Итак, марафон Ройтмана, Питер, 2015г. 14-18 июля.

...


Автор : Юлия Каверина (Yulia Kaverina)


Обещала Ройтману написать отзыв о марафоне, и вот уже третий день пишу и стираю, не в силах сформулировать так, чтобы не упустить нюансов.

Они здесь и есть самые главные.


Эти четыре дня в Питере были восхитительными. А еще тяжелыми, напряженными, мучительными до невыносимого.


Полумрак комнаты, в котором двенадцать человек сидят на расставленных по кругу стульях четыре дня подряд, прерываясь на ничтожные пару часов сна.


Иногда кто-то вскакивает и убегает.

Насовсем.

Это огорчает остальных, но редко прерывает их тягучее молчание.


Иногда кого-то эвакуируют родственники, паникующие, что человек попал «в секту, в притон, на шабаш» и еще куда-нибудь. Это грустно, потому что их не хватает, но успокаивающе, значит им не так уж и нужно.


Постепенно люди начинают говорить.

Сначала осторожно, потом смелее, потом о сокровенном, потом сквозь слезы, потом ожесточенно, потом еще и еще по-всякому.


Каждый из них принес в круг свою боль, свой гнев, свою дилемму, свою, в общем-то, жизнь.


Вопрос «зачем я здесь» сначала так очевиден, но стоит им поделиться, и он трескается как грецкий орех, чтобы показать, что внутри самое интересное, но совершенно не то, что кажется.


Рулящий процессом Ройтман сидит в кресле, как на троне, и делает вид, что его ничуть не интересует происходящее.


Спит, пишет кому-то письма, читает.


И только успеваешь рассердиться на него за это безразличие, он вдруг смотрит тебе в глаза и говорит что-то такое, что может знать только твой ангел-хранитель, который летал над головой всю жизнь и знает про тебя все.


И это не ответ на твой вопрос, а еще один вопрос, который заставляет зарыться глубже и думать-думать, как отыскать следующий.

Магия?

Вряд ли.


Хотя он харизматичен настолько, что хочется верить в его всемогущество.


А теперь самое сложное для меня место.

Могу ли я порекомендовать марафон моим близким, моим друзьям?


Не могу.


Я победила.

Я открыла новые смыслы, выпустила крылья.

Но я видела людей, которые не справились.

И мне их жалко так, что не могу описать.


Разбередив вопросами душу, поставив по сомнение то, во что верилось сердцем, они не смогли докопаться до ответов.


И ушли в свободное плавание с болью.

Даже не так.


С БОЛЬЮ.


Справятся?


Ройтман говорит, что им придется справиться.


Но я не могу в это поверить до конца.


Рушить невыносимое так просто, но что потом?


Я пришла на марафон вовремя и с колоссальной подготовкой.


Вовремя, потому что болело так сильно, что не было никаких сомнений, вывернуть ли наизнанку себя перед этими непонятными людьми.


Я была готова говорить о сокровенном, вытрясать и выгрызать ответы, чтобы разворошить мою туманную неопределенность.


Я была готова вообще на все, это была моя война.


Помню, как в болезненные минуты темного вязкого тупика умоляла Ройтмана загипнотизировать меня или сделать ну хоть что-нибудь.


Он ухмылялся.


Но эти моменты и были дном, оттолкнувшись от которого я поплыла наверх.


Смогла бы я разыскать в подсознании нужные мне смыслы без многих лет и сотен сеансов психодрамы, где училась превращать образы в способы, вынимать чувства из мыслей, не бояться душевной боли, дробить булыжники на песчинки?


Смогла бы без этой подготовки?


Мне страшно даже задуматься о том, что было бы, если бы я не справилась.


Ну и хэппи энд.


Я действительно не знаю ничего ценнее той ценности, что обрела в ночь с воскресенья на понедельник.


Чувствую себя немножко Данко с горящим сердцем на ладони, но только без жертв.


Перечитала и улыбаюсь. Значит все хорошо.

Александр Ройтман - клинический психолог, сертифицированный супервизор Российской Психотерапевтической Ассоциации (2005-2016). Автор и ведущий «Марафона Ройтмана» с 1993 года. Автор и преподаватель метода ведения группового тренинга. Создатель практического семинара «Алгоритм Ройтмана». Женат, 5 детей.

Марафон
Made on
Tilda