Слова «пытаться» и «пытка» однокоренные
Отзыв о Марафоне Ройтмана

Было такое, знаете, ощущение, что времени на раздевание у меня там уже не будет. Не будет времени на знакомство, на «а поговорить», времени на то, что бы строить из себя «целку», да что уж там, даже на предварительные ласки времени уже не оставалось. Я знал куда я иду, но смутно представлял - «зачем» и «с чем».
Может, я надоел вам своими отзывами, но ведь происходящее там, переживаемое там, вынесенное оттуда - пронзительная правда, как фотографии из родильного зала. Натуралистичные, как фотографии из родильного зала. Искусство ли это - фотография из род.зала?
Вопрос.

Но я, однако, помню, как я попал однажды туда ночью. Там много чего произошло за эту ночь. Трагичного. Комичного. Прозаичного. Иное я запомню навсегда, многое забыл и многое не смог бы, не рискнул облечь в слова. Как-то очень все внутри разное по масштабу. Мне не упаковать в рассказ, даже в два.

Но одно из самых звонких, даже пронзительных, НЕ-ЗА-БЫ-ВА-Е-МЫХ переживаний обрушилось на меня утром. В обычном советском роддоме рядом с пустым огромным род. залом, освещенным стрекочущими, как какие-то адские цикады, лампами, в фиолетовом мерцающем свете в маленькой процедурной на двух металлических столах лежало по три сверточка.

Там было как-то тихо и пусто. Шла пересменка, и в процедурной никого почти не было. Только я и шесть сопящих новеньких. Шесть произошедших чудес.

Я знал, что в этом участвовал. Я очень дорожу этим по сей день.

Искусство ли фотография из род.зала? Я не знаю. Но чудо - точно!
Я очень дорожу этими отзывами "новеньких":

Родион Соловьев, Москва.

Марафон Ройтмана.

Если вы читаете эти строки, значит я пишу это уже в хренов -дцатый раз.

Значит я перестал стирать написанное.
Значит я плюнул на стройность изложения и боязнь остаться непонятым.
Значит я просто стал писать про марафон то, что приходит мне в голову.
Значит я больше не подбираю слов, не подвергаю мысли критике, не проверяю чувства на подлинность.
Значит будет больше ошибок чем обычно.
И не только грамматических.

Итак.

Марафон — это про деньги.
На марафоне я «гулял на последние» в прямом смысле этого слова. Это были не просто последние, это были занятые последние. Я оставил себе 500 рублей, что бы добираться на метро и маршрутке. Всё.

Было такое, знаете, ощущение, что времени на раздевание у меня там уже не будет. Не будет времени на знакомство, на «а поговорить», времени на то, что бы строить из себя «целку», да что уж там, даже на предварительные ласки времени уже не оставалось. Я знал куда я иду, но смутно представлял - «зачем» и «с чем».

Оказалось что...

Марафон - это про враньё.

Сейчас вот вспоминаю, что было желание состроить какую-то правильную и продвинутую рожу. Ну типа 46 лет, режиссер и все такое. Ага.

Первый день я вообще не понимал, что происходит вокруг и внутри. Вокруг меня, внутри круга, внутри меня.

Я пытался.
Я пытался быть честным.
Открытым. Веселым. Грустным. Сострадательным. Внимательным. Добрым.
И прочая хуйня, которой я занимался всю свою жизнь. Самое важное слово из тех, что я только что написал — слово «пытался» (не считая «хуйни»).

Пытаться это не фига не тоже самое, что быть. Пытаться, это такой кляп для скрытного проживания своего марафона. Не Ройтмана. Своего. Длиною в жизнь.
Пытался прожить свою жизнь :) Слова «пытаться» и «пытка» однокоренные.

50 оттенков марафона.
Первый день марафона — первый день конца.
Вот именно.
Потому что я пришел сюда побывать на своих похоронах (если не зассу), а если повезет то на своих родах.
И рожать придется мне самому. Себя.)))
Мистики и волшебства здесь не больше чем на обычных похоронах и родах.
Меньше даже.

В первый день марафона я сидел и слушал людей, которые уже через день будут вырывать из себя куски мяса и смотреть на то, как взрываюсь болью я.
Как схватки разрывают меня на части, когда мечтаешь только об одном, что бы это кончилось, что бы вот этот кусок стал последним.
Но это позже.
А сейчас они просто тоже что-то пытались, как я.
Мы в первый день надеялись, что пронесёт :)
Я-то точно

Уже очень скоро я буду смотреть на растерзанные чувства и мысли этих людей уже своего круга и извергать новую порцию гноя и мерзости, своей боли о которой уже и позабыл. Не думая, как я при этом выгляжу, как не думают об этом умирающие, рождающиеся или рожающие.
Это такое таинство (слово говенное, но подходит) когда ты доверяешь людям сидящим рядом не то, что ты хочешь доверить, весело так поделиться, а то от чего нормального человека просто таки вывернуло бы наизнанку.
Хееерак и всё вокруг в кровище и говне.
Ведь..

Марафон это про боль.
Ты позволяешь себе честно корчится в агонии и судорогах своего прошлого.
Того самого про которое пишут «Оставьте свое прошлое и займитесь настоящим».
Это как женщине на девятом месяце сказать - «Достаньте своего ребенка из матки и займитесь уже чем-нибудь весёлым».

Мне было больно так, как не было больно никогда в жизни.
Я скоро научился упиваться своей болью, наслаждаться ей.
Вслушиваться в каждый её нервный акт.
И когда она заканчивала, мне становилось легче.
С каждым разом легче и спокойнее.
Я честно так умирал. :)
Я знаю, что начало марафона так и останется началом.
Потому что марафон...

Марафон это точно про любовь!
Я понимал, что люблю, но любил ли я?
Я знал, что любить родителей это правильно, но любил ли я их?
Я всегда хотел смочь простить их, но с каким наслаждением я смог попросить прощения у них.
У себя!

Марафон это про меня.
Марафон это про моё рождение, которое ещё впереди.

25-27 августа - Алгоритм Ройтмана в Алматы, 31 августа-3 сентября - Марафон в Минске, 7-10 сентября в Москве, 14-17 сентября в Киеве, 12-15 октября в Санкт-Петербурге.

Александр Ройтман
- клинический психолог и психотерапевт, сертифицированный супервизор Российской Психотерапевтической Ассоциации (РПА). Основатель и руководитель Института Ройтмана: Психология и Коучинг (Израиль — Россия). Автор и ведущий «Марафона Ройтмана» с 1983 года. Автор и преподаватель метода ведения группового тренинга. Создатель практического семинара «Алгоритм Ройтмана». Женат, 5 детей.

Марафон Ройтмана - уникальный психологический тренинг, разработанный Александром Ройтманом. Он проводится уже более 20 лет, его прошли тысячи людей в России, Израиле, Украине, США, Канаде. Классическая динамическая группа, сочетающая в себе элементы передовых и опробованных временем психологических техник. Используются такие подходы как динамическая, провокативная психотерапия, гештальт, элементы психодрамы.
Made on
Tilda