Как я отношусь к многолетней терапии?

Есть несколько важных для меня точек в моем профессиональном самоопределении. Речь идет о моей принципиальной полемике с коллегами о критических противоречиях по существу вопроса. Одним из таких критериев является длительность терапевтического процесса. При этом я конечно говорю об общей тенденции, а не о частных случаях!

Многие коллеги считают ультимативным для терапевтического процесса его часто многолетнюю длительность.

Я считаю, что есть пространство, в котором длительная терапия имеет серьезные поводы для существования: обычно, это место, где доращиваются некие структуры личности. Это происходит, когда мы говорим о некой дефицитарности, то есть есть такие свойства, которые у личности отсутствуют в принципе. И их необходимо выносить, родить и вырастить заново.
В таких случаях я принимаю логику длительной терапии — и групповой, и индивидуальной.

С другой стороны, мой опыт показывает, что очень многие вещи, на которые часто уходят годы в традиционных подходах, в более краткосрочных методах мы можем пройти за сорок минут-час интенсивной работы. Я так работаю. Это не миф. И сегодня я с уверенностью уже могу сказать, что этот результат оказывается вполне устойчивым!

Моя индивидуальная терапия намного короче, чем принято...
Реальный срок моей индивидуальной психотерапии — это 36-40 часов.
Я этого добиваюсь разными инструментами, например, огромными домашними заданиями и другими техниками.
Почти ни одного клиента я не помню, с которым понадобилось больше.
Иногда, чтобы закончить терапию, я перевожу их на одну встречу в месяц, потом она встреча в полгода, в год.
И постепенно они освобождаются от меня.

Кроме того часто результативной может оказаться и разовая консультация, если удается вычленить ось проблемности ситуации...

Всю свою профессиональную практику я ищу профессиональные подходы, при которых сохраняет эффективность и глубину терапевтический процесс, но при этом максимально коротким "исторически" оказывается контакт терапевта с клиентом.

Для меня принципиальная идея заключается в том, что психотерапия должна быть короткой, потому что человек не должен жить с психотерапией, он должен пройти ее, чтобы Жить!

Поэтому метаморфоза должна быть интенсивной, но короткой.
Длинной должна быть фаза освоения результатов этой метаморфозы, её переработка! Это нормально и в этой истории уже нет нужды в участии психолога.

Так что мое мнение такое: терапия должна быть самой короткой из возможного, разве что мы хотим построить сразу и целый дом за счет одного клиента.


Александр Ройтман - клинический психолог и психотерапевт, сертифицированный супервизор Российской Психотерапевтической Ассоциации (РПА). Основатель и руководитель Института Ройтмана: Психология и Коучинг (Израиль — Россия). Автор и ведущий «Марафона Ройтмана» с 1983 года. Автор и преподаватель метода ведения группового тренинга. Создатель практического семинара «Алгоритм Ройтмана». Женат, 5 детей.

12-15 октября Марафон Ройтмана в Санкт-Петербурге, 19-22 октября - в Москве, 26-29 октября - в Алматы, 16-19 ноября - в Калининграде.

Марафон Ройтмана - уникальный психологический тренинг, разработанный Александром Ройтманом. Он проводится уже более 20 лет, его прошли тысячи людей в России, Израиле, Украине, США, Канаде. Классическая динамическая группа, сочетающая в себе элементы передовых и опробованных временем психологических техник. Используются такие подходы как динамическая, провокативная психотерапия, гештальт, элементы психодрамы.
Made on
Tilda